balovannaya
«Ya» бывают разные


О том, что после поражений горе настигает побежденных, известно с незапамятных времен. А на тех, кто проиграл не в военных, а политических баталиях, оно обрушивается с особой силой. Ведь им приходится пережить не только триумф врагов, но и предательство большинства, а порой и всех близких людей. Нарком связи СССР и бывший нарком внутренних дел СССР Генрих Ягода, которого арестовали 28 марта 1937 года, не стал исключением. Комерсантъ

Это длинная статья не только про шикарную жизнь Ягоды, за которую его, кстати и не думали осуждать. Там в начале бодрые отречения. Все сразу, естественно, кинулись осуждать, клеймить, доносить, ну кто-то просто подписывал, что перед ним положили, а кто и сам, так сказать по собственному почину.

Интересно, а пока Ягода был в чести – писали? Ну, хотя бы анонимки?

P.S. И в довесок «Если раскрыть государю всю бездну нашей беды, он может потерять бодрость» там жеЪ


P.S.S.
Я был знаком с берлинским палачом,
Владевшим топором и гильотиной.
Он был высокий, добродушный, длинный,
Любил детей, но выглядел сычом.

Я знал врача, он был архиерей;
Я боксом занимался с езуитом.
Жил с моряком, не видевшим морей,
А с физиком едва не стал спиритом.

Была в меня когда-то влюблена
Красавица — лишь на обёртке мыла
Живут такие девушки, — она
Любовника в кровати задушила.

Но как-то в дни молчанья моего
Над озером угрюмым и скалистым
Я повстречал чекиста. Про него
Мне нечего сказать: он был чекистом.
(Юрий Домбровский)

@темы: Ссылки, взрослости